Габашвили: Вспомнил, как играл в детстве – и победил Роддика

Габашвили Перед стартом «Кубка Кремля» Теймураз Габашвили рассказал Максиму Янчевскому о вехах своей карьеры и призвал АТР разрешить игрокам ломать ракетки.

«ФЕДЕРЕР ПРИГЛАСИЛ МЕНЯ НА СПАРРИНГ, И Я ВЗЯЛ У НЕГО СЕТ НА ТРАВЕ»

– Теймураз, назовете с ходу свою самую памятную победу в карьере?

– Самая памятная – над Фернандо Гонсалесом на US Open-2007 – это 100%. Он был тогда то ли четвертым, то ли пятым сеяным, и у меня был на правой руке сломан мизинец. И я его обыграл.

– А матч против Роддика на «Ролан Гаррос»-2010?

– Победа над Роддиком стала, наверное, самой значимой.

– Вообще тогда в Париже вы сыграли просто фантастически, хотя никто на вас не ставил. Что способствовало тому успеху?

– Да, я дошел до четвертого круга, но мог и дальше пройти: вел 4:1 у Мельцера, у меня было три сетбола – никогда не забуду, как он отыграл один из них, такие удары, наверное, один из ста проходят, и он попал в девятку. Второй сет я достаточно уверенно выиграл, мог бы 2-0 по партиям вести…

Что способствовало? Я вспомнил, как в детстве уверенно играл. К тому же на челленджерах показывал свою атакующую игру и побеждал грунтовых игроков. Уверенность потихоньку приходила. Квалификацию к «Ролан Гаррос» достаточно легко прошел, все матчи в двух сетах. С основной сеткой мне повезло, не попался Надаль, или кто-то из первых пятнадцати. Должен был быть Монако во втором круге, но он выбыл. Получилось, что в третьем круге на Роддика вышел, который тоже не самый лучший грунтовый игрок. Не умаляя при этом его заслуг – все-таки, игрок десятки – я его обыграл достаточно уверенно – 6:4, 6:4, 6:2.

– Почему не удалось продолжить в том же ключе и дальше после такого всплеска результатов?

– Наверное, неправильное построение календаря сыграло свою роль. После «Ролан Гаррос» мне дали wild card на Уимблдон. Я приехал за два дня до турнира, меня Федерер пригласил провести спарринг, и я у него даже сет взял, на траве, сам удивился. У меня все получалось. В принципе играл очень здорово, уступил Кольшрайберу на Уимблдоне 7:9 в решающем сете. Но я сделал ошибку, поехав после этого играть в Америку. Были соревнования в Европе, на грунте, на уверенности можно было бы попробовать. Так сложилось, что в Америке я ни одного матча не выиграл. Но форму не потерял. На US Open попал на Надаля, сыграл 6:7, 6:7, 3:6. Мне могла попасться такая же сетка, как на «Ролан Гаррос», и кто знает, как бы все сложилось. Получилось, что я тогда и потерял уверенность.

– То есть все-таки серия американских турниров сыграла злую шутку?

– Наверное, не надо было рваться сразу в Америку и остаться играть в Европе, где я себя комфортно чувствовал, побеждал. Плюс, не повезло с сеткой на US Open. А дальше, знаете, начались нервы, что я так здорово играл, но не удалось подняться. Все это друг на друга наложилось. А с 2011 года у меня уже череда травм началась.

«СМЕНА ПОКОЛЕНИЙ ИДЕТ НЕ ТОЛЬКО У НАС»

– Почему сборной России не удалось навязать борьбу бразильцам в матче плей-офф Мировой группы?

– Нам не повезло с Андреевым. Мы рассчитывали на его победу. Я навязал борьбу Беллуччи. Кто знает, выиграй Игорь, Беллуччи более зажато бы играл, может был бы пятый сет, и все могло сложиться по-другому. В паре тоже все было близко.

– Шанс взять реванш у Беллуччи представится, если пройдете во второй круг Кубка Кремля.

– Пока об этом говорить не приходится. Я два раза Чиполле – сопернику по первому кругу – проиграл. Стиль игры его неудобен, он ломает игру соперника. Он очень маленький, но быстрый. Если играешь на медленных кортах, как здесь, тяжело пробить его. Долгие розыгрыши не главный мой козырь, и они у меня поставлены точно не лучше, чем у Чиполлы. Надо чем-то другим его обыгрывать.

– В парном разряде здесь вы заявились с Андреем Кузнецовым. Это спонтанно получилось или это осознанное решение?

– Вообще мы с ним играли два года назад, в четвертьфинале были. В прошлом году с Женей Донским полуфинал играли. Нам дали wild card сейчас – правда, не повезло, попали на первых сеяных. Будем стараться выиграть, конечно.

– Андрей в последнее время прибавил и сейчас вошел наконец-то в сотню.

– Он выиграл три челленджера подряд – молодец, я только рад за него. Но Андрей всегда хорошо играл. Чего-то не хватало, те же травмы… Посмотрим, как дальше пойдет, главное не останавливаться. Женя Донской также может подняться, жалко, летом не так хорошо выступал.

–Так или иначе, в целом российский теннис сейчас переживает не лучшие времена. Идет смена поколений. Когда, как вы думаете, ждать российским болельщикам возрождения?

– Мне об этом трудно судить. Смена поколений не только у нас ведь идет. В Испании тоже проблемы с молодыми игроками. Если посмотреть, моложе 22-х лет у них нет, по-моему, ни одного игрока даже близко. А ведь это Испания, где Мойя, Надаль в 18 лет уже были игроками «Большого Шлема». Сейчас таких нет. Америка тоже переживала непростые времена. Сейчас, наверное, у них прорыв пойдет, на US Open игроки, получившие wild card, неплохо себя проявили. Но в США долго не было игроков. Если вспомнить, после того, как закончил Агасси, Роддик не был первым, он в 30-ке стоял, но был там один. Фиш только к 30-и годам в Топ-10 вошел. И все, больше никого не было у них, кризис. Сейчас стало лучше.

«РАЗРЕШИТЕ ЛОМАТЬ РАКЕТКИ И КРИЧАТЬ НА СЕБЯ!»

– За счет чего, на ваш взгляд, удается столь долгое время доминировать Большой четверке?

– Они просто лучшие. Во всем. Реально, они на голову выше. Может быть, иногда Дель Потро или Бердых их обыгрывают, Феррер. Но на протяжении сезона, если посмотреть, они играют лучше, быстрее бегают, чувствуют мяч – все в комплексе. Почему Джордан играл лучше остальных? Так же и здесь. Надо, чтобы кто-то вырос до их уровня.

– Что происходит сейчас в АТР-туре? Слухи о возможном бойкоте Australian Open, повышение призовых… Действительно ли в АТР в настоящее время напряженная ситуация?

– Я уже в начале года стал 130-м и в АТР практически не участвую, пару турниров сыграл только. В основном челленджеры.

Но вообще теннисисты бойкотируют, начиная еще с работы прошлого президента. Только если хотите бойкотировать, то всем надо собраться. А не так, что десять человек – ну не будут они играть, штраф им дадут. Одно дело, когда Федерер с Надалем выйдут и будут разыгрывать между собой матчи с первого по пятый-шестой круг, тогда да, может быть, и задумаются. Но так как этого никто не будет делать… Разговаривать-то все могут. Прежде всего, надо знать, чего хотеть.

– Все крутится вокруг призовых, насколько я понимаю.

– Поднятие призовых – правильное дело. В НБА игроки получают 50% от организации. А у нас на «Больших Шлемах» – 7% или что-то около этого. Хотят вроде бы до 25% попробовать поднять, это невероятные деньги. В Америке US Open чуть ли не лидирует по объему денег. Если сравнивать гольф на US Open, то там игроки во много раз больше получают.

– Есть ли какие-то моменты, которые лично вам хотелось бы изменить в АТР-туре?

– Они давно, когда Сампрас, Иванишевич подавали фактически одни эйсы, а розыгрышей не было, решили медленные корты делать. Хотят, чтобы было интересно, больше розыгрышей. В некоторых странах интерес растет, в некоторых падает, всегда так было и будет. Хотят опять же поменять правило касания сетки при подаче, чтобы было короче по времени…

– Вы лично как к этому нововведению относитесь?

– Сделайте тогда до пяти сет. 5:5 – тай-брейк, если хотите короче сделать. Или делайте, как в паре тогда. Зачем крайности такие. 5:5 –это нормально, выиграл 5:3, и сет твой. Сложно сказать, очень много чего можно изменить, чтобы зрителям было интересно. Разрешите тогда ломать ракетки и кричать на себя. Разрешите тренерам выходить. Людям нравиться будет. Раньше всем нравилось, когда Макинрой выходил или Коннорс – и давай на судью. А сейчас кто-то поднимет голову, и ему 20 тысяч штраф дают, и все ходят, как роботы.

– За сломанные ракетки тоже штрафуют?

– Да, сломал – поменял, сразу штраф. Раньше такого не было.

– То есть, не только устное предупреждение с возможностью в дальнейшем снятия очка?

– Если на АТР, на центральном корте, то это 100% штраф. Раньше ты мог ломать ракетки, и штраф давали, если уж чересчур сломал, опасно для кого-то. Многим нравилось, как Сафин ломал ракетки. Вот Багдатис сломал все ракетки – всем по кайфу было, а ему за это штраф. Так что сделать можно все, что угодно. И так неплохо, но всегда можно лучше.

«НА КВАЛИФИКАЦИЮ AUSTRALIAN OPEN НЕ ПОЕДУ»

– Многие жалуются на тяжелый календарь, длинный сезон. Что вы об этом думаете?

– Давайте посчитаем. Из обязательных – четыре «Больших Шлема», восемь Мастерсов и еще несколько рангом пониже: 16-18 турниров, которые идут в рейтинг, на 52 недели. Это не много. Остальное – если хочешь, играй. Тот же Маррей после Уимблдона отдыхает. После US Open лидеры также все отдыхают. Те же, кто ниже в рейтинге – им надо всегда догонять. Они могут играть и по 35 турниров, только это сложно. Хотят ввести в декабре турниры в Южной Америке. Пожалуйста, кто хочет, может играть.

– А у вас какие планы на остаток сезона?

– После Кубка Кремля сыграю еще три челленджера.

– Задачи какие-то ставите? С прицелом может даже на следующий год.

– Да, с прицелом на следующий год – приблизиться к сотне попробовать. Для этого, конечно, нужно все подряд выигрывать.

– На Открытый чемпионат Австралии, если не получится в основную сетку попасть, в квалификации будете участвовать?

– Не поеду, скорее всего. Буду готовиться к сезону. Потому что поздно закончу в этом году, и будет мало времени для подготовки. В прошлом году здорово подготовился к сезону, но на первом же турнире травма подкосила.

– Интересный факт вашей биографии – никнейм «цунами».

– Это испанцы, наверное, придумали. Сейчас я не такой, конечно. Но когда-то я был очень энергичным на корте, много руками размахивал, разговаривал сам с собой и вел себя активно. Они меня «цунами» поэтому и назвали. И к тому же я очень сильно по мячу бил всегда, по сравнению с испанцами.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *