Любовь по-русски Патрисии Каас

c71fdc48

Патрисия Каас Патрисия Каас стала для поколения 90-х той самой первой любовью, которая «не ржавеет»…

 В этом году она начинает новое мировое турне «Каас поет Пиаф»
Она появилась в конце 80-х, когда все, что хоть как-то было связано с одним только словом «Франция», вводило в экстаз и автоматически становилось атрибутом роскоши для любого жителя Советского Союза. Ее песни сразу же дополнили образ «французской мечты» любой советской женщины, к тому времени минимально состоявшего из маленького флакончика духов «Climat» или «Черная магия» и непременного желания «увидеть Париж и…». Да и французское слово «шансон» в те времена означало совсем не то, что оно значит сейчас.
Времена менялись, но у нас по-прежнему оставалась не только «женщина, которая поет», но и та, которую все никак не хотят называть иначе, чем «мадмуазель, поющая блюз»… Патрисия Каас стала для поколения 90-х той самой первой любовью, которая «не ржавеет».
И ведь совсем не важно, что зачастую не понимаешь, о чем она поет, — достаточно того, как это звучит. Не случайно Патрисия Каас необычайно популярна не только на родине, но и в тех странах, где большинство действительно совершенно не знает французского языка, а в какие-то периоды своей карьеры она была там даже гораздо популярнее, чем у себя на родине.
Но и это — скорее только подтверждение ее таланта. Таланта, ради которого ее поклонники преодолевали сотни километров, чтобы побывать на концерте.
Патрисия Каас верна себе и по-прежнему обворожительна и великолепна. В этом году она начинает новое мировое турне «Каас поет Пиаф», первый концерт которого состоится в Лондоне. Патрисия Каас рассказала о новой программе, о себе, своих успехах и, конечно, о России.
Перепеть и переиграть Эдит Пиаф
— Вы, несомненно, одна из главных фигур современной французской музыки. В своем новом турне вы будете исполнять только песни Эдит Пиаф и вам предстоит практически воплотить на сцене этот символ музыкальной Франции. Каковы ощущения? Что нового и необычного услышит публика и будут ли сюрпризы?
— Это, конечно, большое волнение, напряжение и даже некий стресс — исполнять песни Эдит Пиаф. Мне было очень нелегко найти себе место, так как мне хотелось с уважением подойти к эмоциональности и драматизму Пиаф, и в то же время мне хотелось оправдать уважение Абеля Корженевского (известный польский композитор, написавший му­зыку ко многим кинофильмам, включая «Single Man» Тома Форда и «W.E.» Мадонны. — Прим. ред.), поэтому мне нужно было найти себя где-то между. Это было нелегко, но мне кажется, в конце концов я все-таки это сделала.
В программе 24 песни, но мне хотелось не только просто спеть, мне очень хотелось выразить и чувства Пиаф, ну а поскольку она была и актрисой, то когда речь пойдет о некоторых трагических моментах ее жизни, то и в концерте мне хотелось сыграть их как актрисе, поэтому здесь найдется место и для театральной части, и для поэзии.
Это будет современное, даже слегка урбанизированное шоу. Идеей было воссоздать атмосферу улиц 30 — 50-х годов и, используя музыку, поэзию и танец, воплотить образ Пиаф в сегодняшнем дне.
— Репертуар Пиаф — это классика. Вы решили придать ему слегка современный оттенок. Записывая материал, вы сотрудничали с Лондонским филармоническим оркестром и композитором Абелем Корженевским, который известен своеобразным подходом к аранжировкам. Насколько по-другому будут звучать песни Пиаф?
— Я очень хотела работать с Абелем Корженевским, потому что, когда я услышала музыку в фильме «Single Man», мне очень понравился его стиль: очень современный и очень драматичный одновременно. Мне показалось, что это лучший способ выразить песни Пиаф в новой манере.
Я не знаю, насколько она более драматична или более легка, но она другая, особенная… Да, аранжировка некоторых песен будет действительно более трагичной и минорной, чем это было у самой Пиаф, некоторые прозвучат, наоборот, более мажорно, но это будет по-другому, это новый, свежий звук, и я буду петь в своей манере, со своими эмоциями, собственными переживаниями, со своей личной грустью и радостью — в этом разница.
Классики и современники
— В последнее время вы вернулись к стилистике шансона и кабаре, часто перепеваете классику этого жанра и исполняете совсем мало новых песен, написанных специально для вас. Современные композиторы перестали предлагать интересный материал или они просто не в силах конкурировать со всемирно известной эстрадной классикой?
— Наверное нет. Композиторы по-прежнему пишут много хорошего, а то, что я вернулась к стилистике кабаре, — это, наверное, просто такой период моей карьеры, это не было продумано и все как-то получилось само собой. У меня есть время подумать о чем-то новом, мой следующий альбом точно не появится в ближайшие два года, я могу передумать и сделать что-то совсем новое.
— У вас есть мысль поэкспериментировать и сделать что-то такое необычное, что мы от вас еще не слышали?
— Мне надо подумать, чего же от меня еще такого не слышали… Да, конечно, есть соблазн поэкспериментировать, но только если в плане ремиксов своих песен. Я не думаю, что модная электронная, танцевальная или альтернативная музыка — это то, что я хотела бы петь в новых альбомах.
Я певица французского шансона, меня любят именно за это, не так ли? На ремиксы своих песен я бы согласилась. Конечно, это зависит и от того, с кем я буду работать. Но слишком далеко я не зайду, это точно. Я останусь собой.
— Американская или английская музыка доминирует в мире — это факт. И очень сложно пробить этот заслон, особенно если ты поешь на другом языке. Но ваша карьера и ваш успех — интернациональны. Вы поете на французском, но известны даже в Южной Корее!
— Я тоже была удивлена. Оказывается, любители французской музыки есть во всем мире. Я часто становилась популярной в тех странах, куда приезжала с концертами впервые. Теперь во многие из них я еду уже не в первый раз. Да, это очень сложно — попасть на радио, исполняя песни на французском. Но если ты едешь куда-то с концертом, если он успешен, то люди помнят тебя.
История с Кореей, оказывается, началась еще в 90-е годы, когда моя песня «Kennedy Rose» попала в рекламу и это сразу же открыло двери для моих шоу в Южной Корее. Это стало началом.
Любить по-русски
— А насколько вы сегодня связаны с Россией? Проводите ли вы по-прежнему много своего времени там? Мы уже слышали русские романсы в вашем исполнении, видели выступление на «Евровидении» в Москве и помним прекрасный дуэт с группой «Uma2rman» и песню «Не позвонишь», где вы тоже пели по-русски с обворожительно легким акцентом. Площадка для творчества огромна. Может, стоит попробовать что-нибудь еще?
— Как же я не могу быть связана со страной, где меня любят более 20 лет! Первый раз я побывала в Москве в 1989-м или 1990-м, и с тех пор случилось нечто, чего я не могу даже объяснить. Что это: может, голос, может, песни, может, политика, может, то, что в эти годы начались большие перемены?
Не знаю. Может, это из-за моей личной истории, которая близка моим русским поклонникам: я из большой многодетной семьи, скромная, борец по жизни, я борюсь за свои цели, за свою аудиторию.
Это еще и вопрос верности. Я всегда со своими российскими поклонниками, я верна им, всегда рада для них выступать, я люблю их, я всегда с ними, и не только в Москве или Петербурге, мы объездили много мест в России и странах бывшего Союза, дали возможность многим встретиться со мной. И это останется со мной навсегда, я люблю это, это великолепно.
Предложение спеть песню, которую я записала с группой «Uma2rman», стало сюрпризом и для меня тоже, но мне это безумно понравилось. Потом я спела романс «Мне нравится» на стихи Марины Цветаевой, спела «Очи черные». Пока у меня еще нет новых «русских» планов на будущее, но кто знает…
Я очень люблю Вертинского. Да и вообще, мне кажется, у традиционной русской и французской музыки есть очень много общего: и та, и другая очень романтичны. Пока не знаю, но было бы прекрасно спеть что-нибудь из такого русского репертуара.
В заключение Патрисия передала привет всем своим поклонникам в Великобритании.
— Я очень рада быть скоро в Лондоне. Рада, но слегка нервничаю, это же будет мое первое шоу в этом туре. Я надеюсь, мои поклонники будут не только удивлены, но и горды мной. И я была бы счастлива увидеть здесь, в Лондоне, моих русских поклонников, с которыми нам, может быть, долгое время так и не удавалось увидеться у них родине. Всегда ваша, Патрисия Каас.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *