Тяжелые съемки сериала о Людмиле Зыкиной

Людмила Зыкина Съемки многосерийной картины «Людмила» уже вовсю идут в Подмосковье…

 Режиссер – Александр Павловский. Он уже рассказал журналистам, что Зыкину в юности играет Елена Дудина («Сделано в СССР», «Вчера закончилась война»), в зрелом возрасте – Вера Сотникова, а в старости – великая Элина Быстрицкая.
Вера Сотникова уже снимается и очень рада. А вот Элина Быстрицкая, как оказалось, о своем участии в картине даже не знает!
– Я говорила с Элиной Авраамовной, – рассказала нам директор центра творческого наследия – «Дома Людмилы Зыкиной» – Ксения Рубцова. – Ей никто не звонил, не приглашал. Согласия она не давала. Согласится, если понравится сценарий, но сценария она пока не видела. А везде уже пишут, что она якобы играет.
Похожая ситуация случилась не так давно с «Кавказской пленницей» продюсера Федора Бондарчука. На всех углах кричали, что в картине снимается Владимир Зельдин. Имена действительно великих артистов старшего поколения – это своего рода знак качества. Значит, картина стоящая, если согласился сниматься такой человек!
Зельдин о том, что «снимается у Бондарчука», узнал от нас. И был страшно удивлен. Сказал: нет, на самом деле, прочитав сценарий, я отказался…
А Элину Быстрицкую и спросить забыли, хочет она сниматься или нет.
Есть еще нюанс. Продюсеры картины обещают рассказать «всю правду о Зыкиной».
Однако никто из киношников даже не удосужился обратиться к тем, кто был знаком и тесно общался с Людмилой Георгиевной при ее жизни.
– Живы люди, с которыми она работала – Александра Николаевна Пахмутова, Иосиф Кобзон, музыканты «Кубанского казачьего хора», ансамбля «Березка»… – удивляется Ксения Рубцова. – Я бы помогла собрать их, вспомнили бы Людмилу Георгиевну. Я сама нашла телефон режиссера, позвонила ему и предложила свою помощь. Я мечтала, чтобы сделали красивый, правдивый фильм о Зыкиной. С режиссером мы поговорили. Он сказал: хорошо, встретимся и все обсудим. И не перезвонил. А съемки уже идут…
– Ходят слухи, что речь в сериале пойдет о знаменитых бриллиантах Зыкиной. Мужья и битвы за наследство – любимые темы российских деятелей от телевидения.
– Ну, если о бриллиантах… – растерялась Ксения. – Тогда, конечно, ни я, ни Александра Пахмутова, ни другие друзья Людмилы Георгиевны ничем бы не смогли помочь. Мы в этом не участвовали, ничего не знаем.
– «…Опять одна! Но не моя вина. Я просто к сцене приговорена!» – пела Люся, – вспоминает лучшая подруга народной артистки СССР поэтесса Карина Степановна Диодорова. – В последние годы мы общались по телефону. Как-то я прочла ей свои строки: «Как рассказать о солнце? Просто оно греет. Как рассказать о море? Просто не хватит взгляда. Как рассказать о ветре, чтобы горе развеял? Что о тебе скажу я? Спасибо, что ты – рядом». По тому, как дрогнул ее голос, я поняла: как же она одинока! И всю жизнь была одинока. Хотя – колоссальное количество народной любви! Рассказывают, что когда-то в госпиталь привезли тяжелораненого солдата. Надо было делать срочную операцию, но не было наркоза. И парень сказал: включите мне пластинку с песнями Зыкиной, и я выдержу! И во время операции, когда было совсем уже невозможно терпеть, он кричал: «Люся! Громче!!!» Вот о чем надо рассказывать и что показывать. Ее песни служили людям. Она отдавала всю себя.
– Вы столько интересного рассказываете о Людмиле Георгиевне! Неужели и к вам киношники не обращались за консультацией?
– Нет. Хотя меня несложно найти. Я сейчас из дома никуда не выхожу. А передвигаюсь в инвалидном кресле, которое перешло «по наследству» от Люси. Нас с ней связали песни, которые я для нее написала. 30 лет дружбы. А на старости лет – и одинаковая болезнь. Она тоже на коляске ездила в последние годы.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *